Евангелическо-Лютеранская Церковь России уже неоднократно высказывалась на тему брака и семьи. Однако общество развивается, возникают новые вопросы. Становится понятно, что уже невозможно ограничиваться самыми общими тезисами. Немаловажным стало и то, что этот год был объявлен в России годом семьи. Результатом стала данная декларация, которая реагирует на многие вызовы и задает рамки для поиска ответов и на не затронутые в ней прямо вопросы. Декларация была одобрена на заседании Генеральной Консистории 5 марта и (с рядом правок) принята на конференции церковных служителей 6 марта 2024 г.
1. Брак — это Божье установление, являющееся наибольшим приближением к идеалу абсолютного и безгрешного союза между мужчиной и женщиной, представленного в описании эдемской жизни (Быт 2).
2. В условиях лежащего во грехе мира брак, как и иные Божьи установления, подвергаются опасности распада и находятся под угрозой. Абсолютно совершенные их формы оказываются неосуществимы. Это означает для нас, во-первых, стремление, невзирая на все препятствия, выстраивать отношения между людьми, в том числе в рамках семьи и брака, в максимальном соответствии с заданным в Священном Писании идеалом и, во-вторых, умение разумно оценивать человеческие силы и возможности в конкретной ситуации, отказ от заведомо и принципиально неисполнимых требований к людям.
3. Мы признаем, что в истории мира и в разных ситуациях складывались различные формы организации совместной жизни людей на элементарном уровне, в том числе такие как полигамный брак, или безбрачная жизнь в монастырской общине; «дом», включавший в себя не только супругов и детей, но людей из их окружения или современная семья, состоящая почти исключительно из родителей и их детей. Мы принимаем во внимание существование неполных семей или семей, включающих в себя представителей трех или более поколений.
4. При этом, независимо от той формы, которую может принять семейная жизнь конкретных личностей, мы придерживаемся новозаветного взгляда на брак, как на союз мужчины и женщины, включающий в себя как духовную, так и телесную близость между ними, основанный на взаимном принятии и уважении, официально признанный обществом/государством, в котором они живут, и не предусматривающий заранее заданных временных ограничений.
5. Мы отдаем себе отчет в том, что в последние столетия главным фундаментом брачных отношений в европейской традиции чаще всего считается романтическая любовь между супругами и радуемся, когда таковая становится одной из основ для создания семьи, однако помним, что одной ее зачастую бывает недостаточно. Мы подчеркиваем: независимо от яркости и силы романтических чувств, супруги должны принимать и уважать друг друга, относиться со снисходительностью и терпимостью к слабостям своего партнера, «носить бремена друг друга», быть готовыми идти на уступки и брать на себя ответственность в тяжелых ситуациях.
6. Мы выступаем против приравнивания к браку союзов, носящих полигамный, полиаморный, гомосексуальный характер и иных союзов, принципиально отличающихся от описанного в Быт. 2 и в учении Иисуса Христа.
7. Мы отрицательно относимся к «сожительству», т.е. к совместному проживанию мужчины и женщины без принятого в конкретном обществе официального оформления их брачных отношений, если для отказа от такого официального оформления нет крайне веских причин. Мы настаиваем на том, чтобы такие люди вступили в законный брак.
8. Брак является «мирским делом» (Мартин Лютер), поэтому конкретные формы его общественного и юридического признания и практики могут быть различными в разные времена и у разных народов. Сюда относятся вопросы регистрации брака, регулирования прав супругов в отношении имущества, воспитания детей и т. п.
9. Одновременно мы понимаем христианский брак как осуществление малой Церкви, в которой муж и жена должны духовно укреплять и поддерживать друг друга, заботиться друг о друге и о детях, руководствуясь, в первую очередь, не только буквой закона или общественными уложениями, а христианской любовью и милосердием.
10. Отсюда вытекает важность венчания, которое знаменует собой начало совместной жизни супругов и является как их торжественным обещанием вести жизнь, ориентированную на христианские идеалы, так и церковным благословением их брака.
11. Мы принимаем в качестве полноценного брачный союз, соответствующий п. 4. Венчание, при всей его важности, не может быть необходимым условием признания действительности брака. Совершение венчания возможно только после официальной регистрации брака.
12. Наша Церковь не предлагает никаких литургических форм, которые могли бы сопровождать развод ранее венчанных супругов («развенчание»), однако можно и нужно в рамках душепопечительской беседы предложить разводящимся супругам совместную молитву друг о друге.
13. Мы считаем рождение и воспитание детей одной из важнейших целей брака, поэтому мы приветствуем многодетные семьи и стараемся оказывать им необходимую духовную и материальную поддержку. Однако мы не принимаем мнения, что бездетный брачный союз является неполноценным. При этом мы призываем супругов ответственно подходить к вопросам рождения и воспитания детей, разумно оценивая свои возможности.
14. Мы рассматриваем аборт как тяжелую трагедию, которая противоречит Божьей воле к сохранению человеческой жизни. Морально оправданными мы можем считать только аборты в случае насилия или угрозы жизни женщины. Однако мы не отказываем женщинам, решившимся на такой шаг, в своем общении и душепопечительской помощи.
15. Мы воздерживаемся от вынесения окончательных суждений по ряду сложных вопросов в области биоэтики (в том числе касающихся репродуктивной сферы), которые возникли в последние десятилетия, и внимательно прислушиваемся к дискуссиям специалистов, как ученых, так и богословов по этому поводу.
16. Мы считаем, что именно описанный в п. 4 брак наиболее соответствует божественному замыслу об удовлетворении сексуальных потребностей человека.
17. Соответственно, мы не одобряем иных форм осуществления сексуальности или отказ от ее осуществления, который может привести к психологическим проблемам.
18. При этом дар сексуальности, как и брачный союз в целом, несводим только к осуществлению продолжения рода. Мы не можем отказывать супругам в праве телесной близости, даже если она в конкретный момент и не предполагает зачатия.
19. Развод мы воспринимаем как трагическое событие. В душепопечительской работе мы стремимся удерживать супругов от такого шага, если остается хоть небольшая возможность сохранения их брака.
20. Тем не менее, разводы являются печальной реальностью, на которую мы не можем закрывать глаза. Соответственно, мы большое внимание уделяем прошедшим через них людям, особенно матерям, которые остались одинокими.
21. Мы не исключаем возможность повторного брака для разведенных. Мы надеемся при этом, что тяжелый опыт предыдущего разрушенного союза послужит для вновь вступающего в брак уроком, который поможет более ответственно выстраивать новые супружеские отношения.
22. Мы с огромным вниманием и уважением относимся к семьям, берущим на себя ответственность за детей, оставшихся сиротами, и заботу о них, — будь то в форме усыновления или опекунства.
23. Любое домашнее насилие, особенно сексуализированное, тем более, насилие над детьми мы считаем недопустимым и подлежащим преследованию в соответствии с законом.
24. Конкретное распределение обязанностей между супругами и членами семьи многократно менялось в истории и в различных общественных формациях. Мы не видим возможности выделить только одну модель в качестве идеальной или исключительно христианской. Вопросы распределения ролей и обязанностей (работа, воспитание детей, забота о домашнем хозяйстве и т. п.) должны решаться членами семьи во взаимном согласии.
25. Отстаивая изложенное выше, мы при этом отказываемся от чрезмерного вмешательства в личную жизнь наших прихожан или, тем более, от ее тотального контроля, полагаясь на духовную зрелость и чувство взаимной ответственности верующих.

#христианство #лютеранская_церковь #ЕЛЦР #декларация #брак #семья #lutvera

Tags:

No responses yet

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *